Законодательство по поддержке технологического развития

11 августа 2017/ Нефть и газ

Нефтегазовая отрасль России в технологическом плане является одной из устаревших отраслей (по линии МАТХЭМ). Западные крупные компании обладают существенно превосходящими техническими средствами работ, хотя разрыв этот достаточно быстро сокращается. По отдельным технологиям (глубокопроникающий ГРП, радиальное бурение, отдельные методы повышения нефтеотдачи пластов) западные компании являются безусловными лидерами. Западные компании эффективны только в узких, специфических областях сервиса, из остальных их существенно начали вытеснять лучшие российские компании.

Прогноз по развитию сервиса нефтегазового сектора основывается на тренде цен на нефть и газ. Согласно оценкам, цена на нефть будет колебаться незначительно вокруг настоящих значений до 2013 года. Затем прогнозируется значительное падение цены. Промышленный пик их ожидается на рубеже 2012 - 2014 годов.

Таким образом, нефтегазовый сервис будет инвестиционно привлекательным до 2013 года и у нас есть время и возможности для его развития и подготовки к кризису 2013 года.

Ряд инжиниринговых компаний, работающих в нефтегазовом сервисе, стал активно внедрять в свой бизнес концепцию «тощего бизнеса», благодаря которой успешность бизнеса существенно увеличилась. Вместо набора различных технологий и технических приемов, инжиниринговые компании ограничили свою деятельность 2-3 лучшими отработанными технологиями, как правило, интегрированными в единый процесс. Но зато отработали их до совершенства. Это позволило им добиться 100% результативности, при существенном сокращении за счет логистики проходных затрат. Это создало им соответствующую репутацию на рынке. Существенной сложностью для них является отсутствие достаточных первоначальных средств на маркетинг, а также неопытность в продвижении продаж. Как правило, они еще не достигли уровня западных «толстых» инжиниринговых компаний и, при высоких маржинальных доходах, не могут похвастаться ростом капитала.

АСБУР объединил маркетинг многих компаний в едином центре и объявил конкурс на лучшие технологии в бурении, КРС и интенсификации добычи углеводородов. И, хотя конкурс еще не закончился, мы вынуждены признать, что он не достиг своих целей. На конкурс пришло большое количество работ с уровнем изобретения 1 и 2 порядка, требующих еще проведения значительных ОКР, и лишь несколько доработанных высокого уровня изобретений 3 и 4 уровня. В основном, это были предложения из других отраслей: самолетостроения, акустики, физики твердого тела. Они представляли несомненный интерес, однако, требовали и испытаний. Предложение АСБУР в Минэнерго сформировать полигон для испытания новых и новейших технологий на базе брошенных или малодебитных скважин пока не нашло логичного завершения.

По нашему мнению, наряду с лицензионным владением на разработку месторождения имеет перспективы переход к поскважинному владению, доказавший свою жизненность в США и других странах. Крупные компании США обычно разрабатывают месторождения на первом этапе, когда максимально используется естественная энергия месторождения (упругая энергия, энергия растворенного газа, энергия законтурных вод, газовой шапки, потенциальная энергия гравитационных сил). Им не выгодно разрабатывать месторождения на стадии падающей добычи и они стремятся большую часть капитальных вложений использовать на разведку и разработку перспективных месторождений за пределами США. Поэтому крупные компании продают свои права на разработку месторождений средним независимым нефтяным компаниям, которых в США более 20 тыс. Они имеют полный штат инженеров-нефтяников, геологов, технологов и др. Средние компании активно внедряют новые технологии, в том числе методы увеличения нефтеотдачи (МУН). При достижении пределов своей себестоимости месторождения как и отдельные скважины продаются небольшим независимым нефтяным и газовым компаниям и юридическим лицам. В результате владельцами скважин оказываются хозяева магазинов, фермеры и пр. Число скважин во владении в одних руках колеблется от 1 до 7, но мелких владельцев на сегодняшний день более 90 % от всего числа скважин, находящихся на территории США.

Небольшие компании, так же как и владельцы отдельных скважин, разрабатывают истощенные месторождения, на которые приходится основная доля малодебитных скважин. Эта категория владельцев скважин не располагает техническим аппаратом управления, однако эксплуатация малодебитных скважин происходит при низких накладных расходах. При этом, владельцы получают от скважин прибыль благодаря тому, что обслуживанием скважин, поддержанием функционирования и сдачей нефти и газа в государственную систему сбора занимаются специальные операторские компании.

Из-за недостатка технических средств и финансовых возможностей небольшие компании и владельцы отдельных скважин не могут на своих участках внедрять МУН, а отдельные владельцы скважин – и методы интенсификации скважин. Но при этом достигается существенное продолжение жизни малодебитных скважин.

До 2013 года существенным прорывом в увеличении ресурсов извлекаемых запасов нефти может быть введение в нефтяной промышленности активной форме дифференцированного налогообложения, что всецело связано со структурой разведанных запасов.

В России, как и в других нефтедобывающих странах, увеличивается доля так называемых трудноизвлекаемых запасов (низкопроницаемые коллекторы, высоковязкие нефти, нефтегазовые месторождения). В настоящее время доля трудноизвлекаемых запасов уже достигла 60%. Основная часть трудноизвлекаемых запасов приурочена к низкопроницаемым коллекторам – 71%. Запасы высоковязких нефтей составляют 17%, в обширных подгазовых зонах нефтегазовых залежей – 12%.

Низкопроницаемые коллектора характеризуются следующими показателями: коэффициент проницаемости продуктивных пластов < 30 mD; сложнопостроенные коллектора со значительной объёмной долей (>30%) низкопроницаемых коллекторов и глиносодержащие коллектора с коэффициентом объемной глинистости < 15%.

Структура остаточных разведанных запасов нефти в нашей стране быстро ухудшается, прежде всего, вследствие интенсивной выборочной отработки активных запасов нефти. Кроме того, восполнение запасов за счёт разведочных работ происходит путем открытия новых месторождений в основном с трудноизвлекаемыми запасами.

Интенсификация разработки активных запасов привела к тому, что их средняя степень выработки уже превысила 70 %, в то время как средняя степень выработки трудноизвлекаемых запасов составляет примерно 20 %, что в 3,7 раза меньше степени выработки активных запасов.

Продолжение такой негативной практики может привести к тому, что уже через 8-10 лет страна может потерять не только лидирующее положение в обеспечении мировой энергетической безопасности, но и сама её лишится.

Ухудшение структуры запасов, значительное увеличение доли трудноизвлекаемых запасов сопровождается многолетним процессом снижения нефтеотдачи. В недрах остается более 70 % запасов. В целом уже потеряно примерно 15 млрд. тонн потенциально извлекаемых запасов, то есть примерно столько, сколько добыто за всю историю нефтяной промышленности России.

За последние 15 лет среднее проектное значение коэффициента извлечения нефти (КИН) снизилось в 1,8 раза - с 0,5 до 0,28. Это объясняется тем, что сырьевая база уже много лет пополняется в основном трудноизвлекаемыми запасами, а утвержденные проекты их разработки предусматривают применение не современных методов увеличения нефтеотдачи (МУН), а традиционное заводнение с соответствующим низким КИН [3].

К современным методам увеличения нефтеотдачи (МУН) относятся методы теплофизического воздействия (нагнетание горячей воды, пара), термохимического воздействия (различные виды внутрипластового горения, жидкофазное окисление), химические методы вытеснения (закачка растворов полимеров, биополимеров, ПАВ, щелочи, серной кислоты, мицеллярных растворов), закачка газа (углеводородных газов, углекислого газа, азота, дымовых газов), методы смешивающегося вытеснения и др.

Согласно мировому опыту, применение современных МУН позволило уже повысить среднюю проектную нефтеотдачу с 35 до 50%, а мировые доказанные запасы нефти – на 65 млрд. тонн.

В нашей стране также имеется положительный опыт применения современных МУН. В период 1985-1991 г.г., благодаря принятой Правительством отраслевой программе, дополнительная добыча нефти выросла в 4 раза и достигла 12 млн. тонн. Однако после распада страны и последующего политического и экономического кризиса применение современных методов МУН быстро сократилось. В настоящее время добыча нефти за счет их применения не превышает 2 млн. тонн.

Невостребованность современных МУН является прямым следствием отсутствия внятной государственной политики в области рационального использования запасов.

В тоже время мировой опыт свидетельствует, что для кардинального повышения эффективности разработки месторождений в первую очередь с трудноизвлекаемыми запасами нефти необходимо применять современные методы увеличения нефтеотдачи. Именно государство на основе гармонизации бизнеса и государства должно создать побудительные и понудительные условия обязательного применения современных МУН для разработки месторождений в первую очередь с трудноизвлекаемыми запасами. Одной из форм стимулирования внедрения добывающими компаниями МУН является активная форма дифференцированного налогообложения.

В настоящее время активно обсуждается реформа налога на эксплуатацию нефтяных месторождений. Практически все участники нефтяного бизнеса согласились на необходимость дифференцированного подхода к определению налоговой ставки. Такой подход соответствует международной практике. Вместе с тем, следует подчеркнуть, что имеется две формы такого подхода: пассивный и активный.

Пассивная форма

Пассивная форма дифференцированного налогообложения предполагает по существу введение коэффициентов снижения налоговой ставки в зависимости от трудности разработки запасов нефти и степени их выработки и не предусматривается обяза­тельное применение современ­ных МУН. При этом имеется возможность манипу­ляции из-за расплывчивости понятия МУН и отсутствия четкой формализации величины извлекаемых запасов. Также допускается возможность сум­марных потерь бюджета из-за сохранения возможности неэф­фективной разработки трудноизвлекаемых запасов и практически невозможна корректировка стимулирования без изменения законодательства. В конечном счете, не обеспечиваются преодоле­ние падения нефтеотдачи и её рост.

Введение пассивной формы налогообложения на данном этапе будет неизбежно сопровождаться серьезными проблемами в том числе лоббированием, что, в конечном счете приведет, во-первых, к потерям поступлений в бюджет, а во-вторых, к усилению выборочной отработки активных запасов.

Активная форма

Активная форма дифференцированного налогообложения предполагает не