Что гото­вится на «кухне» бурового бизнеса

28 февраля 2017/ Бизнес

Самое дорогое в бизнесе - простой...

Экономика помогает ра­зобраться во многих фи­нансовых вопросах, будь то это ежемесячный под­счет семейного бюджета или же планирование рабо­ты всего предприятия на первый год. В каждой сфе­ре деятельности своя спе­цифика экономического расклада. В этом номере я расскажу читателям газеты «Правда Севера», что гото­вится на «кухне» бурового бизнеса.

Примерная схема до­ходов и расходов бурового бизнеса. Подставьте, при доходе в 10 млн. руб. общие расходы составляют !) млн. руб. а прибыль I млн руб., и в себестоимости переменных расхо­дов составляет примерно 1 млн руб.

Экономика бурового бизнеса со­стоит в том, что львиную долю его расходов составляют постоянные затраты, Дело в том, что функциони­рует буровая или нет, нужно работникам выдавать зарплату, оплачивать самолет, обеспечивать питание, обеспечивать водой, содержать весь административный персонал. Получается примерно 90 процентов расходов, если буровая в работе, еще добавляется только 10 процентов, куда входят химреагенты и конденсаты натехнологии и некоторые мелкие расходные материалы. Но если буровая стоит и не работает, то все деньги «проедаются» на зарплату и питание, а на «кухню» буровой перестают поступать «продукты». Самое дорогое в этом бизнесе - это простой.

Суммарный трехдневный простой в месяц сумеет "съесть" всю запланированную прибыль, далее будут стремительно нарастать убытки, поэтому руководитель обязан помнить. что при сокращении времени операции в буровом бизнесе прибыль растет несопоставимо быстрее. А это озна­чает такой же стремительный рост зарплаты всех работников предприятия, дополнительные средства на закупку техники и оборудова­ния, социальные программы. Зна­чит, главная цель руководителя любого бурового предприятия - как можно быстрее выполнить работы.

Время - деньги!

Возникает законный вопрос: ка­кие-то буровые операции надо вы­полнить быстрее, а быстрее означа­ет нарушение норм, инструкций, положений в аварийно-опасном бизнесе. Можно ли разрешить эти противоречия? Оказывается, мож­но. Элементарный стоимостный анализ показывает (см. рис. 2), что огромные резервы времени составляют не основные операции, а тех­нологические, «социальные переры­вы», которые никакими нормами не определяются и занимают 90 Про­центов рабочего времени.

Если туда добавить возмож­ность запараллеливания опера­ций, то картина станет одновре­менно и удручающей, и приятной. Удручающей потому, что мы рань­ше этого не видели, а приятной потому, что есть возможность для большого развития (см. рис. 3).

На рис. 3 изображены только ЛИШЬ подготовительные операции, длительность которых составляет чуть более 78 часов. А теперь давай­те, не нарушая технологии, начнем одновременно расстановку вагон­чиков на буровой и приготовление растворов. Сразу совершилось чудо: время операций сократилось на 20 процентов, а прибыль в этом случае (поверьте мне на слово) воз­росла на 90 процентов. Как говари­вал Карл Маркс, за такую сверх­прибыль можно и поработать.

Мы пойдем еще дальше. Можно ли сократить продолжительность операций? Да, только приняться за приготовление химреагентов для скважины надо до начала расстанов­ки вагончиков на буровой (см. рис. 5).

Сделав так, мы сократили вре­мя операции на 65 процентов. Это уже просто колоссальный рост прибыли, п для этого необходимо бросить все и заняться только этим.

Что означает сократить время на подготовительные и заключи­тельные работы, которые состав­ляют, как мы видели на рис. 1, око­ло трети времени. Это означает ввести пуско-наладочную бригаду, которая бы выполняла все подго­товительные и заключительные работы на буровой, чтобы их не выполняла основная бригада. Экономически это означает, что в со­став бурового предприятия нужно ввести еще дополнительно одну или две бригады с техникой. Увеличи­ваем персонал еще на 10 человек и, для простоты, примем их средние зарплаты за месяц 50000 руб. Но эти 10 человек, кроме затрат на зарпла­ту, должны еще летать самолетом, проживать, питаться, и общие зат­раты на одного человека в среднем счет пусконаладочной бригады, то для нашего примера (рис. 1)мы уве­личиваем переменные расходы, предположим, даже на треть (хотя на самом деле они будут значительно меньше). Получается, они составят 1,33 млн. руб., плюс увеличиваем по­стоянные расходы на 1,5 млн. руб., плюс 100000 на амортизацию закуп­ленного оборудования. Суммарно выходит, что затраты в месяц увеличиваются на 2,93 млн. руб. А доход возрастет на 3,3 млн. руб., прибыль подскочит на! 0,37 млн. руб. При су­щественно выросших затратах при­быль увеличилась примерно на 10 процентов. Да еще мы получили сверхэффекг: люди перестали уста­вать, сосредоточены на небольшом количестве операций, возросла их зарплата, повысилась надежность всей технологической цепочки.

А для того, чтобы исключить тех­нологические и «социальные» пере­рывы на обеды, перекуры и прочее, надо в вахту ввести дополнительно бурильщика или дополнительно третью вахту. Это еще от 300000 до 1500000 руб. в месяц. Как ни стран­но, и здесь радужная перспектива.

Перевахтовка со сменой самоле­та в среднем дает технологический перерыв в три дня. Для ее сокраще­ния стоит ли продержать самолет сутки в аэропорт для смены вахты «стык в стык»? И здесь есть выгода!

А стоит ли для исключения тех­нологических простоев по авари­ям и ремонтам оборудования и машинам закупить еще один ком­плект оборудования для подстра­ховки на 60000000 – 100000000.

По технологическим операциям есть еще масса подобных вопросов, решения которых помогут сокра­тить время выполнения работ. Но здесь важнее понять (на приведен­ных выше примерах) принцип затраты в «бутылочном горлыш­ке» (как мы помним, это самые про­блемные места на предприятии) бурового бизнеса - экономии на времени выполнения операции, вы существенно увеличиваете при­быль. А вот инвестиции в «небуты­лочные горлышки» существенно увеличивают затраты и резко сни­жают прибыль.

С «кухни» буровой теперь уж точно видней экономику бурового бизнеса.

Правда Севера